flying_bear: (норма)
Я удивляться не перестаю
Любителям ложиться на краю,
Где запросто совсем упасть с Земли.
Ежу понятно - тела не нашли.
А все твердил, а все твердил, лошара, -
"Поверхность шара" да "поверхность шара".
flying_bear: (норма)
- Скажи мне, чертежник, бухгалтер богов,
Сыпучих песков модератор,
За что мне все время - промежду рогов,
А глупый пингвин - император?
И аз, иже кровь в непрестанных боях,
Всю жизнь так и буду ходить в холуях,
Питаясь костьми с чешуею,
Пока не покроюсь землею?

- Волхвы не боятся могучих владык,
Им княжеский дар фиолетов.
По слову волхвов выползает кирдык
Из конских истлевших скелетов.
Они прорицают о завтрашнем дне,
Бывает, что стоя по горло в говне.
Такая уж это работа,
Без скидок и без ангебота.
flying_bear: (норма)
Погрязнуть лучше в янтаре,
Чем в твердом горном хрустале,
Когда у вечности в капкане.

Собаки лают во дворе,
Лежит селедка на столе,
Чего-то плещется в стакане.

В такой занюханной дыре
Жить можно лишь навеселе.
А ведь живем-то на вулкане.

В дождливом грязном ноябре
С высокой думой на челе
Приходят в город марсиане.
flying_bear: (норма)
Сплошной поток машин до места поклоненья
Неведомых времен неведомым богам.
Им, судя по всему, приятен шум и гам,
Восстановился слух, восстановилось зренье,
Что видит все, как есть, и предпочтет цветам
Болотных пузырей привычное горенье.

Привыкшим обонять гниющих душ распад,
К безумию толпы, кровавым лужам, вою,
Им прятаться пришлось, прикинувшись травою,
Камнями и землей... Как много лет назад,
Работают с людьми. Дела идут на лад.
Так отставной палач, с седою головою,

По-новому в чести и объясняет нам,
Как нужно отнестись к прошедшим временам.
flying_bear: (норма)
Спокойно, Маша, это я, Котовский.
Вы, может, помните - мы встретились в Свердловске,
Куда я с царской каторги бежал.
Мы странно встретились, и разойдемся странно.
За что на каторгу? Я в подлого тирана
Вонзил цареубийственный кинжал.

Когда нас в бой пошлет страна родная,
На Дерибасовской откроется пивная,
И середняк свиньей пойдет в колхоз.
Там будут девочки - Маруся, Роза, Рая,
И в эту ночь решать не будут самураи,
Решать все будет Вася-шмаровоз.

Нас будет утро красить нежным цветом.
Сыграй нам, Клара, марш украденным кларнетом.
Пусть злобный фельдшер вырвет провода.
Да, голова Бриан. А чем не голова я?
Держась за жопу, как за ручку от трамвая,
Мы победим! Спокойно, Маша, да.
flying_bear: (норма)
Да, скифы мы! Вот я - с Урала,
И в том не вижу я стыда.
Вполне совместна с интегралом
Монгольска дикая орда.

Где хищно разевали пасти
Медведь, волчара, злая рысь,
Там при народной нашей власти
Культура устремилась ввысь.

Где, раздуваясь от натуги,
Бодал лося рогами лось,
Чудесно процвели науки,
И много всякого стряслось.

Но все же, человек недаром
Произошел из обезьян,
И в басурманском фильме старом
Подмечен правильно изъян:

Жизнь возвышает и ласкает,
Но только скажешь - Дайте две! -
На снимке тут же возникает
Труп, завалявшийся в траве.

И мысль моя тревожно бьется
И ночью не дает уснуть:
А что у нас тогда найдется,
Получше ежели взглянуть?

Жизнь нам по-свойски скажет "фу" -
Не как в буржуйских Blowup'ах.
Скелет, задохшийся в шкафу
В тяжелых, нежных наших лапах.
flying_bear: (норма)
В многоярусном мире что толку болтать о погоде?
Здесь чуть-чуть моросит, а повыше - потоками льет.
Здесь - зима как зима, не особо свирепая, вроде,
А повыше опять начался ледниковый период.

Здесь равнины пока, по которым Конь Блед не валялся,
Там - ледник, валуны, саблезубые твари во мгле.
Здесь, не зная того, ты за "там", что есть силы, цеплялся,
Но втянулся потом в хлопотливую жизнь на Земле.

Да и к лучшему, может, - мы снега не видели, что ли,
Что каналы закрыли - так это, наверно, любя.
Ну, в юдоли плачевной... - ништяк, можно жить и в юдоли
И не чувствовать боль обмороженной частью себя.
flying_bear: (норма)
Муму не тонет, сука. Нахрен лиру.
Как в людях чувства добрые... того?
Из ничего и выйдет ничего.
Нет трупа - не удастся и Шекспиру.

Герасим уж и так ее, и всяко.
И с камнем, и без камня, и в мешке.
А та через минуту на песке -
Гав-гав! Давай еще играть! Собака...

В итоге - тема крепостного быта
Вот так вот и осталась нераскрыта,
Локомотив истории заглох.

Совсем не встал проклятьем заклейменный,
Как ни старался хор краснознаменный...
А что Муму? Зубами ловит блох.
flying_bear: (норма)
Луна - ей нужно жертву принести,
Чтоб плодородье (жрать, небось, охота).
Нам подавай все больше год от года.
Тут запоешь: расти, зерно, расти.

Давайте кровь и сперму на поля.
Кусочки мяса. Праздник урожая.
Богиня, блин, тебя я уважаю,
Не хавки лишь - души спасенья для.

Для плоти нет спасенья. Вон, Орфей
Шел не в своем районе поздно ночью,
Ну и, конечно, разорвали в клочья,
Лишь голову оставили (трофей).

Все соберут, оправдан каждый шов,
Верти опять оторванной башкою.
Подземный мир... труд, май, и все такое.
Партком: Ягода, Берия, Ежов.

Разоблачат по вытекшим глазам.
Ахилл в печали, как Хрущев на даче.
Не плачь, герой, я вот давно не плачу.
Ты ж полубог, ты выбрал это сам.
flying_bear: (норма)
Остался Лес, и плюшевые звери -
Все это спасено ценой потери,
И посвященный в Рыцари Медведь,
Пронзивший Осью Земляную Твердь...
Вот Камелот - другого не бывает.
А вот Осел, хранящий Мудрость и Мораль,
Ошметки шарика кладет в Святой Грааль
И вновь торжественно из Чаши вынимает.
flying_bear: (норма)
Пока искали ключик для замка,
Что запирал, по слухам, двери счастья,
Выламывать их стали изнутри,
Да так, что рухнули, в итоге, стены.
Не показалось мало никому,
Когда поток из мест счастливых хлынул
Через пролом в пустынный уголок,
Приют забыл чего, да и неважно,
Поскольку если было что, то сплыло.
У них свои легенды, видно, были
Про чудные задверные края,
И, по ответу, им на самом деле
Не так уж плохо здесь. А нам - увы.
Тут, как всегда: кто успевает раньше.
flying_bear: (норма)
- Мне скучно, бес... - Ты чё, в натуре?
И не сгораешь со стыда?
Когда б ты был, как я, всегда, -
На собственной познал бы шкуре,
Как осыпаются года.
А если рыпнешься когда -
С тобой поговорят из бури,
Про бегемота балагуря.
Ты знаешь, что есть пустота?
И у тебя хватает дури,
Чеша различные места,
Про скуку говорить спроста?
Сам по уши торчит в культуре,
Интеллигентная глиста...
Какая духа высота!
На этой треснутой бандуре
Не наиграешь ни черта.
Да все вообще у вас в ажуре...
flying_bear: (норма)
И по исследовании нашел: точно; душа есть и у лягушки, токмо малая видом и не бессмертная (М. Е. Салтыков-Щедрин. История одного города)

Человек, как показывают исследования, тот же Кощей,
Токмо, увы, не бессмертный, и малый видом,
Но точно так же прячет душу свою среди вещей,
Дабы повысить устойчивость к нападкам и обидам.
Собираем на кончике иглы ангелов, чай, не впервой,
Передаем им на сохранение все самое дорогое.
Пока иглу не сломали, ты, вроде как, даже живой,
И совесть твоя ни на минуту не знает покоя,
Но ты ее, к счастью, не слышишь - игла-то в яйце
(Не подумайте плохого), яйцо, как известно, в утке,
Утка - в зайце, а заяц - в кованом ларце,
И все счастливы, как собака, сидящая в будке.
Метафорически выражаясь. Совершенно не обязательно - яйцо -
Можно хранить свои принципы, в духе времени, в банке,
Или вспомнить, как Дориан Грей на портрете хранил лицо,
Или - как пирамиды хранят потрошеных фараонов останки.
flying_bear: (малыш)
В природны тайны погружаясь
Своей бестрепетной рукой,
Житейских благ не соблазняясь,
Как будто в буре есть покой,

Служитель мудрости прилежный,
Увы, с наукой страсти нежной
Он был почти что не знаком
И слыл средь женщин дурачком.

Он ощущал движенье сфер
И шелест клейких интегралов,
Не отвлекаясь для скандалов
И мутных денежных афер.

И, закусивши удила,
Природа-мать ему дала.
flying_bear: (норма)
Драконий клин над черными горами.
Да нет, не осень. Хуже - нищета.
Сожрали все. Не сыщешь ни черта
Ни во дворце, ни в хижине, ни в храме.
Они летят в богатые края,
Алмазами сверкает чешуя.
Они вернутся - горевать не надо.
Придем в себя, затянемся жирком -
Потянутся красавчики гуськом.
И вероятнее, и хуже ада.
flying_bear: (норма)
Флатландия, больное царство,
Двумерный мир, бумажный лист...
Туда с ночевкой, как турист,
От глубины приняв лекарство...
Какое низкое коварство -
Могли б предупредить, at least.

Рассудком разум замутнен -
И тут уже пиши пропало:
Сначала, как король Непала,
Слегка во власти потеснен,
А там и вовсе отменен -
Вас, дескать, тут и не стояло.

Невнятной детскою мечтою
Напрасно серенький волчок
Хватать являлся за бочок.
Над сонной затхлою водою
Нам Вифлеемскою звездою
Во мраке светит мозжечок.

Созвездья стерла злая сила,
И нравственный закон тосклив,
Как механический мотив,
У старика Иммануила.
Вздымайте, плотники, стропила!
К работе приступай, Сизиф!
flying_bear: (норма)
Когда почил несчастный старец,
Задавлен зверски орденами,
Издал указ его преемник:
Мы общества не понимаем,
Живем в котором, что печально.
Умом понять повелеваю
И доложить об исполненьи.
С аршином после разберемся.

И крыша съехала у белок.

Свердловск, я помню, затопили
Потоки беженцев хвостатых.
Они, в Сибирь переселяясь,
С собой на лапках уносили
Европу, вопреки Дантону.
А, впрочем, сколько той Европы -
Всю сволочь рыжая уперла,
Да в дуплах зимами и сгрызла.
flying_bear: (норма)
Боль и тоску тех, что Землю до нас населяли
Глина и уголь хранят, известняк и песчаник,
Паче же - нефть. Может, станем мы нефтью когда-то
Тоже, и топливом будем для новых животных,
Что возомнят о себе, будто разум имеют.
Жизнь им отравим, для них незаметно - вот месть побежденных.
flying_bear: (норма)
I

Дворец культуры, разрисованные стены -
Серпы, колосья, белозубое жлобьё
(Как люди - люди, без сомнения, бесценны,
А как картинки на плакатах - ё-моё...).
Вообще, примета человека есть ружьё,
А вот примета насекомого - антенны.
Но конвергенция наступит постепенно.
Но эволюция всегда возьмет своё.

II

"Кино искусство есть важнейшее для нас" -
Осталось гласом вопиющего в пустыне.
Я вот что думаю: когда б не Фантомас,
Возможно, Троя бы стояла и поныне.
В какой же класс тогда ходил я? В первый класс?
А Жан Маре летел в летающей машине
С непромокаемой башкой, как водолаз,
В волшебный замок на сияющей вершине.
Вот так вот были опорочены святыни.
Вот так вот всем нам и открыли третий глаз.
flying_bear: (норма)
Всегда бывает хуже, только реже,
Зарежет в раже скрежет без ножа,
Когда, несоблазнительно визжа,
Красотка Смерть проследует в кортеже.
Бывает - попадет под хвост вожжа,
Начнешь жужжать - невежды да невежи,
Порядки новы, мол, да хари те же,
Пустите, в общем, к зверю в сторожа.
А после, как Раскольников, дрожа,
Сугубо добровольно, на манеже,
Себя сам объезжаешь, и несвежий
Бензинный дух струит из гаража,
А Партия прикажет, как отрежет -
Садиться голой жопой на ежа.

Profile

flying_bear: (Default)
flying_bear

September 2017

S M T W T F S
     12
3456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:21 am
Powered by Dreamwidth Studios